Эмиграция в Испанию: бывших русских не бывает?

Эмиграция в Испанию: бывших русских не бывает?
Однажды муж спросил меня: считаю ли я себя русской? Я не задумываясь, конечно ответила: «да». Но потом этот вопрос не давал мне покоя целый день и как-то всякий раз, когда выдавалась свободная минутка в метро или в автобусе или в очереди в магазине, я вспоминала этот вопрос и, глядя на окружающих меня испанцев, пыталась понять, кто же я на самом деле – могу ли я называть себя русской или, эмигрировав в Испанию, я потеряла право и возможность причислять себя к русским?
За размышлениями я начала вспоминать и оказалось, что этот вопрос – кем мы становимся, когда эмигрируем куда-либо, что мы ищем и зачем вообще уезжаем из родных краев в противоположную по климату, образу мысли, общественному устройству и быту страну; этот вопрос возникал у меня еще очень давно.
И вот я стала вспоминать. Себя, своих друзей здесь и там, своих знакомых и незнакомых, о которых только слышала от других. Вспоминала и сравнивала.
Среди моих знакомых есть представители разных национальностей, хотя, думаю, если речь идет об эмиграции в Испанию, правильнее будет сказать, представители разных стран. Поскольку здесь – на Иберийском полуострове, хотя, думаю, как и во всей Европе, для испанцев все мы бывшие русские, бывшие украинцы, бывшие грузины, бывшие молдаване, как и бывшие перуанцы, чилийцы, венесуэльцы, сенегальцы, марокканцы, китайцы, вьетнамцы и прочие – представители одной нации – эмигрант. Возможно, вам не понравилось определение «бывшие», но если вдуматься – раньше мы были там, а теперь мы здесь. Здесь – это не там, мы перестали находиться там, где находились раньше, где были, поэтому мы бывшие – в значении прилагательного. Замечательный русский язык, не правда ли, можно быть одновременно и прилагательным и существительным. Вопрос в том, как ты себя ощущаешь. Прилагательное «бывший» - человек, который был где-то. Он просто был, а теперь нет – он просто переместился в другое пространственно-географическое измерение, но остался здесь таким же, каким был и там. Существительное «бывший» - человек, для которого все чем он жил и дышал – идеалы, воспитание, менталитет, пристрастия и прочее остались в прошлом. Теперь у него все новое, ну или, по крайней мере, ему так кажется.
«Бывшие» в значении прилагательного не перестают быть русскими, грузинами, армянами, марокканцами, сенегальцами или китайцами. Их идеалы, воспитание, менталитет и пристрастия не меняются от перемены места проживания. Они, к примеру, не просто продолжают отмечать по календарю праздники своей страны, они еще и празднуют их исключительно в духе традиций Родины, но не номинально, а искренне и достаточно истово. «Бывшие» в значении существительного – история совсем обратная. Пересекая границу Испании, каждому из нас предстоит решить, какой частью речи мы хотим в итоге стать – сохранить ли свою самобытность, исконность и может быть стать белой вороной или полностью переделаться, слиться с толпой.
Общаясь с людьми, приехавшими из разных республик бывшего Союза Советских, я обратила внимание на одну особенность. Со сколькими бы грузинами я не общалась, молодыми, старыми, средних лет, только что приехавшими и эмигрировавшими в Испанию больше 10 лет назад, все, даже те, чья юность прошла уже вдали от Родины мечтают об одном – когда-нибудь вернуться в Грузию и построить свой дом. Такое впечатление, что они и за границу-то отправились лишь для того, чтобы посмотреть, кто как строит здесь дома (при этом они не обязательно должны сами непосредственно работать в строительной отрасли): какие где завиточки и балкончики, какие украшения, какие технологии. Если в компании есть хотя бы один грузин, он не преминет мечтательно рассказать, что когда он вернется в Грузию и построит свой дом, у него обязательно будет такая машина, кухня, спальня, собака, люстра, сад, мастерская, магазин и так далее.
Очень тоскуют по отчему дому армяне. Каждый из них носит свой «Ереван» в сердце по городам и странам всего мира, мечтая, что когда-нибудь вернется домой. Армяне знают, помнят, уважают и очень любят свою историю, свою культуру и очень переживают за свою страну и никогда не упускают возможности хоть на денек залететь в свой Ереван. О Родине они говорят много и всегда с теплотой, даже когда ругают правительство, ведь родной край – это одно – это вечная ценность, а власть – наносное – сегодня одна, завтра другая.
«В лес», а точнее на Родину все смотрят и украинцы. Не скажу, что поголовно, но возможно все-таки большинство украинцев приезжают в Европу на заработки. Их конечная цель – накопить денег на дом, квартиру, бизнес, обучение детей или просто на жизнь, но не здесь – в Испании, а там – на Украине. Возможно, поэтому одна из главных тем в разговорах с представителями Незалежной – работа и зарплата.
Но когда в компании собираются исключительно русские, разговор никогда не заходит о том, как хорошо и весело мы будем жить когда-нибудь в России. Странно, но в сознательных планах, тех, что мы открыто высказываем даже самым близким друзьям обратное возвращение на Родину почему-то никогда не фигурирует. Мы вообще стараемся говорить о чем угодно, но избегать тем, касающихся этой части суши. А рассказы о поездках друзей слушаем как «Необычные приключения иностранцев в России». Все там нам уже чужое, непривычное, неуютное. Мы еще печем блины на Масленицу и красим яйца на Пасху, но более для проформы – как дрезина, которая разогналась и по инерции продолжает движение. Оказавшись в эмиграции, мы плохо сходимся с большим числом себе подобных. Русские друзья, конечно, есть у всех, но массового общения друг с другом мы все-таки избегаем. Среди бывших советских выходцев из России в Испании живет больше всего, но сплоченной диаспоры, почему-то в отличие от остальных «братьев по Союзу», мы до сих пор не сформировали.
Почему так происходит? Нам больно, страшно, или противно признаваться в том, что мы русские? Или мы уже просто перестали быть таковыми? Конечно, в Европе сложился за многие годы пропаганды и холодной войны образ русского, как невежественного, постоянно пьяного бездельника. Эта жуткая и несправедливая слава, увы, действительно идет впереди нас, и честно ответив на вопрос: откуда ты, слышишь в ответ: «аааа русский – водка, матрешка, балалайка». Почему?.. Почему никто из испанцев не слышит ни здесь, ни будучи за границей «аааа, испанец – вино, коррида, хамон»?
Но главное даже не в том, что о русских идет дурная слава еще до того, как они туда приходят, дело в том, что мы даже не пытаемся с этой славой бороться, когда сталкиваемся с ней. Мы говорим сакральное: «умом Россию не понять», замыкаемся в себе, отмечаем свои праздники тихо на кухне, как раньше тихо на кухне обсуждали КПСС, мы пытаемся слиться с толпой, чтобы никто не счел нас «невежественным постоянно пьяным бездельником». Прежде, мне думалось, что дело в том, что нас много. Русские не относят себя к малочисленному народу, которому, как прутикам в веничке, нужно держаться всем вместе, чтобы окружающие не переломали всех как тростинки. Но если посмотреть по сторонам, есть и другие многочисленные нации, активно эмигрирующие по миру, но их многочисленность не мешает им держаться вместе.
Знаете почему китайцы уезжают из Китая? Не только потому, что это одна из самых перенаселенных стран мира, самой бедной страной она уже давно перестала быть, пол мира сейчас ходит в должниках у Китая. Они несут великую китайскую культуру по всему миру, они пионеры, завоевывающие мир. Русских по зарганицам разъехалось не меньше, но мы почему-то не ощущаем себя глашатаями русской культуры и образа жизни.
Не происходит ли это от того, что на Родине к эмигрантам тоже не относятся как к проводникам нашей культуры в заграничные массы. Чаще всего можно услышать в свой адрес слова про крыс и тонущий корабль. Выходит, что нас не понимают там и не сильно принимают здесь.
Не хочется заключать, что мы вот, якобы, ни в чем не виноваты, вот Родина нас отринула, а здесь мы попали под власть стереотипа, бороться с которым, что сражаться с ветряными мельницами. Так или иначе судьбу эмигранта каждый выбирает для себя сознательно. И к сожалению на своей Родине мы начали чувствовать себя неуютно не тогда когда приехали навестить родных и друзей после энного количества лет за границей, этот душевный дискомфорт мы ощутили еще находясь там. Потому и собрали чемоданы.
Так кто же мы такие, если в своем родном доме нам стало некомфортно? Не думаю, что красивое определение «человек мира» или «космополит» приемлемо для нас. Что такое сегодня – быть русским? Говорить на русском языке или иметь русский паспорт? Или цитировать классиков или вздыхать о березках? Думаю, ответ на этот вопрос очень и очень сложен. Его не знают даже те, кто сегодня все-таки живет в России. Когда-то, века три, да даже полтора назад не было в мире настолько массового исхода людей из России, а те, кому по каким-то причинам приходилось пересекать границу, очень тосковали по этой большой и мягкой стране. Сейчас – иное. На приехавших домой на побывку эмигрантов смотрят с завистью и от части с ненавистью: «вот умеют же люди»… А мы, пожалуй, пока чувствуем себя как потерянные дети – мы не видим своего будущего, не сильно гордимся своей культурой от которой, увы, остались только водка, матрешка, да балалайка, даже заработанных здесь денег там – в России нам хватит не надолго. Получается, что мы - беспризорники, дети, сбежавшие от злой мачехи, каковой теперь стала для своих питомцев Россия. Ностальгия, такая привычная для эмигрантов прошлого века сегодня забылась, ушла из сердца.
Я попала в Россию ранней осенью после нескольких лет разлуки. За годы эмиграции в Испанию черты милого образа стали размыты, но тоска по березам еще не успела сформироваться. От той поездки Россия осталась для меня какие-то серым пятном – дождливым, холодным и по климату и по духу. Вспоминая эту поездку, я сейчас могу несколько иначе ответить на вопрос: «считаю ли я себя русской». И в Россию я постараюсь не возвращаться, по крайней мере, такой, какой я есть сейчас, по крайней мере, в ту Россию, какой она есть сегодня. Увы, но это не нужно ни ей, ни мне. Эмиграция не меняет людей, она меняет страну из которой мы уехали, по крайней мере, меняет ее в наших глазах. И вернутся в то, что было также невозможно, как невозможно еще раз прожить вчерашний день.
И если сегодня вы сидите на чемоданах с твердым решением эмигрировать в Испанию, Грецию, Италии, да хоть на Северный полюс, знайте – в этот мир уже не будет возврата.

Добавлено: 16-05-2013, 18:16
0
4 315

Похожие публикации


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх